Н.В.Чистяков

Почему беспилотники не вошли в нашу жизнь

 

 
 

 

Если судить по публикациям в прессе, особенно в электронной, то может сложиться впечатление, что весь мир сейчас переживает бум беспилотной авиации. Бум в основном охватывает тактическую беспилотную авиацию или по советской терминологии – ДПЛА (дистанционно пилотируемые летательные аппараты, то есть беспилотные летательные аппараты, интерактивно взаимодействующие с оператором на земле). Судя по прессе и выставкам, не отстаёт от мировых тенденций и Россия. Российских фирм, позиционирующих себя в качестве отечественных ДПЛАстроителей, уже и по пальцам не сосчитать! Тем не менее, вопрос в заголовке статьи отнюдь не надуман. Он просто кричит, хотя ответ на него очень прост.

На самом деле ДПЛА никому не нужны! Это может показаться парадоксальным, но это так. В нашей современности нет худшего антиобщественного варианта поведения, чем оказаться за бортом моды («тренда»). ДПЛА – модны,  в «тренде». Поэтому, казалось бы,  они нужны всем. Нужны потенциальным потребителям, нужны разработчикам и изготовителям. Однако есть ощутимая разница между «нужны» и «нужны на самом деле». Есть разница между умением рассуждать о ДПЛА и реальной готовностью с ними работать. Тут требуется императив. А императива «Без ДПЛА нам не жить!» нет.

В чём же заключается эта нужность «на самом деле». Прежде всего, –  это готовность заказчика платить за такую технику. И не только за собственно технику как образцы «железа», но и за её испытания по назначению, за эксплуатацию, за сопутствующие статьи накладных расходов. Второе, - это готовность к преодолению трудностей, которые неизбежно возникают при освоении новой техники.

Что касается готовности платить, то она не высока. Почему-то считается, что сделать образец комплекса ДПЛА можно вообще без затрат или, в крайнем случае, за карманные деньги. Между тем, в современном мире любые ресурсы обмениваются на деньги. Деньги, как представляется, сегодня – универсальный ресурс.

Очень распространённым является такой подход: «Вы нам покажите, а мы Вам дадим денег. Потом». Многие небольшие ДПЛАстроительные компании сталкивались с этим. Чтобы что-то показать, надо это что-то иметь. А оно денег стоит. Денег, говорят, дадут, но потом. Конечно, нельзя заниматься делом, не имея предмета труда. Как-то сам собой за годы труда  у компании появляется реальный образец дорогостоящего комплекса ДПЛА. Как-то находятся деньги на командировки техники и персонала… Самое интересное начинается потом. Оказывается, что заказчик бесплатного показа комплекса уже закрыл этим показом какие-то свои обязательства перед «третьими лицами», а следующий пароксизм интереса к ДПЛА случится у него только в конце следующего финансового года. А это год. Этот год ДПЛАстроительная фирма должна как-то прожить, поскольку никаких денег, которые якобы дают потом, никто не дал. Ну, строго говоря, никто и не собирался.. Заплатить людям (многие называют их «кадрами») нечем. А кадры решают всё, как объяснил один очень эффективный менеджер. Сложная техника не живёт без боевого расчёта. И не менеджеры сядут к экранам, и не менеджеры заправят ДПЛА топливом, заведут двигатели и привяжут боевые машины к сторонам света… В итоге идёт кадровая эрозия. И каждый следующий год всё труднее и труднее найти тех, кто за обещания готов претерпеть и тяжёлый труд, и дальние поездки на край Родины. Мощный резерв – это «дембеля», которые имеют навык работы со сложной боевой техникой и непритязательны к бытовым условиям. Но с каждым годом и этот резерв становится всё скуднее.  Ведь дембелями становятся призывники прошлых финансовых годов. А они всё слабее и всё менее обременены образованием. А у старых дембелей появляются жёны и дети, которые требуют обеспечения. И зачастую приходится слышать, что я бы с вами, но так вышло. Вот, в охране работаю…

О трудностях. Они бывают, и весьма разнообразные. Императив требует их преодоления. Отсутствие императива позволяет перед трудностями пасовать.

Как правило, считается, что все трудности обусловлены исключительно неумением ДПЛАстроительной компании построить правильный комплекс ДПЛА. А, если комплекс не является правильным (идеальным), то он и не нужен никому. Считается, что где-то есть идеальный комплекс, просто он ещё не найден «заказчиками». Очень распространённое менеджерское высказывание: «Поищем на рынке». Да никакой рынок не даст того, что Вам надо, при тех объёмах потребления продукции, что Вы можете (даже теоретически) обеспечить! Для того, чтобы удовлетворить любые наперёд неизвестные запросы, требуются бесконечные ресурсы. А если даже такой потребитель как Армия, покупает по одному комплексу ДПЛА в несколько лет, то откуда взять потенциал развития? Откуда придёт ворох рекомендаций по совершенствованию, и за счёт каких ресурсов это совершенствование будет происходить? Однако, поиск идеального не прекращается. Сегодня в ходу идея, что идеальные комплексы ДПЛА делают только в Израиле. А в стране, создавшей ядерное и термоядерное оружие, глобальные ракеты, освоившей океан и космос, начавшей делать ДПЛА с 1950 года, никто не способен создать беспилотный самолёт с телекамерой и необходимым наземным оборудованием! Сегодня всерьёз о закупке израильских ДПЛА рассуждают люди, сами же сбивавшие их в зоне недавнего конфликта с Грузией. Говорят даже о неуязвимости израильских ДПЛА. Хотя, если ничего не делать, то и «кукурузник» (а именно такого порядка размеры чаемых израильских беспилотников) будет неуязвимым. Возможно, что заказчик всегда прав. Но возникают сомнения…

А чего же обычно хотят «заказчики»? Всего, сразу и бесплатно. Нужен комплекс ДПЛА, который решит все проблемы, в том числе несформулированные ещё. Ведь это так просто! Взлетел и всё увидел! И никого не волнует основная проблема воздушной разведки – противоречие между размерами местности, которую мы хотим осмотреть, и размерами цели, которую мы хотим обнаружить и распознать. Можно ли увидеть майорские звёзды с ДПЛА? Можно. Но надо знать, где находится майор. Да тогда мы его на весь экран растянем! Мало тех, кто понимает проблему. А те, кто понимает, не пользуются авторитетом (они – пессимисты) и не распоряжаются ресурсами.

Основная проблема воздушной разведки становится проще, когда приходится работать не с площадью, а с линией. С дорогой там, с побережьем или с трубопроводом. Снижение размерности задачи всегда благотворно сказывается на её решении. Вдоль линии-то ДПЛА всё просмотрит. С майорскими звёздами, может и не получиться, но уж автомобили, утечки и тропы, ведущие к трубе, будут обнаружены. Многим заказчикам это и нужно, но они уже решают проблему с помощью пилотируемой авиации. Есть и Ан-2, и вертолёты Ми-2 и Ми-8. А уж имея бензин/керосин или деньги на его приобретение, можно чувствовать себя уверенно. А летать можно и не каждый раз, правда? И зачем эти непонятные ДПЛА, которые стоят дешевле сегодняшнего месячного бюджета?

Итак, единственная значимая причина отсутствия отечественных ДПЛА в небе – это отсутствие императивной потребности в них. Более академичные авторы наверняка составили бы перечень причин, почему ДПЛА не вошли до сих пор в реальную жизнь. Наверняка этот перечень не будет кратким. И наверняка он будет содержать указание на правовую неопределённость практического применения ДПЛА как главную проблему. А вдруг ДПЛА упадёт на чью-нибудь голову? Кто выплатит страховку жертве ДПЛАстроения, и не последует ли уголовная ответственность в отношении лица, принявшего решение на пуск? Ведь понятно, что комплекс ДПЛА – это источник повышенной опасности.

Падение ДПЛА на чью-либо голову – вопрос вероятностный. Можно в качестве примера отметить, что за весь период производства космических запусков не погиб ни один человек из числа находившихся в районах падения отделяемых частей космических ракет. При этом следует отметить, что ступень ракеты обязательно упадёт, а ДПЛА, в общем-то, падать не должен. Само наличие какой-то юридической проблемы свидетельствует о нежелании решать проблему реальную. Ведь исторически сначала появились участники дорожного движения, а потом правила их движения. Деваться некуда было. Императив…

 

 
 

SpyLOG